​Илья Разин: «Песня „Поэзия“ не утратила своей актуальности, к сожалению, для меня…»

Очередной альбом группы «Полюса» — «Невесомые» вот уже несколько месяцев звучит в плеерах и романтично настроенных девушек, и серьезных парней: группа известна тем, что сочетает в себе романтизм и суровую тематику. О музыке, развитии группы, ее прошлом и будущем мы поговорили с лидером коллектива и автором песен Ильей Разиным.

Илья Разин — справа. Фото: vk.com/polusaband

«Невесомые» и сегодняшние «Полюса»

— Альбом «Невесомые» вышел после перерыва. С чем это было связано — долго копились новые песни, игрались концерты?

— Ну, для нас это не слишком большой перерыв. Предыдущий альбом «Точка невозврата» вышел в 2012 году. Раньше мы могли позволить себе и побольше промежутки (улыбается), а в целом, конечно, мы без дела не сидели в это время. Играли концерты, сняли видео и записали LIVE с синглами от «Невесомых», также были записаны первые ласточки новой акустической пластинки: «Сиреневый дождь» и «Ты нравишься мне», написана музыка к кино, за это время нам даже удалось полностью пересвести альбом «Точка невозврата», такую тайну открою вам. Так что в целом продуктивно живем!

— Для вас «Невесомые» — наверняка особенные: меняются темы, настроение, сама музыка. Можно сказать, что он фиксирует некое взросление «Полюсов» и вас как автора?

— Каждый альбом — особенный. «Невесомые» кардинально отличались от предыдущих продакшном. Мы в студии «Добролет» записали только барабаны, остальное сделали на своей студии, потом сводить вернулись снова на «Добролет», а мастеринг был сделан на Exchange в Лондоне. По звуку пластинка удалась. По содержанию — тоже не подкачала (улыбается).

— Кто сегодня — группа «Полюса»? Насколько стабилен состав?

— Последние пять лет состав стабилен:

Илья Разин — вокал, гитара
Виктор Санков — бас-гитара
Дмитрий Павлов — гитара
Антон Новиков — барабаны

На аккордеоне акустическую программу с нами исполняет Михаил Крылов.

— Дмитрий Павлов также участвует в московском «Мегаполисе»: загруженность участников влияет на количество концертов, записанных песен?

— Не влияет. Если с нами не может по каким-то причинам играть Дмитрий, мы выступаем втроем или его подменяет Максим Разумовский, тоже великолепный музыкант.

— Кстати, нет ли какой-то профессиональной ревности в данном случае?

— Ревности никакой, любой музыкант должен иметь возможность реализоваться максимально, а уж тем более если это такой музыкант, как Дима Павлов.

— Вы сами как музыкант участвуете в других группах, проектах?

— Случается периодически. Хотя я и не стремлюсь специально, мне вполне достаточно группы «Полюса».

«Поэзия» или «Откровение фей»?

(Примечание Ильи: «К счастью, мне не приходится выбирать — обе эти песни сочинены мной, и это, кстати, к слову о том, почему группа называется „Полюса“. Две стороны одной медали».)

— Можно заметить, что самый первый ваш альбом «Поэзия» и по настроению, и по звуку сильно отличается от тех, что последовали за ним. Есть впечатление, что сегодня он вам не сильно по душе, поскольку несколько песен из него вы на поздних дисках перезаписали, причем некоторые из них изменились кардинально. Это действительно так?

— Первый альбом был записан быстро и ночью. Многие песни, которые вошли в ту пластинку, не были реализованы так хорошо, как мне бы хотелось, не только по этой причине, но еще и потому, что нам просто-напросто не хватило музыкального опыта для этого.

Мы не стесняемся добиваться лучшего результата, если он нам представляется возможным.

— Что для вас сегодня песня «Поэзия»? Просто необходимый номер на концертах или один из любимых моментов в биографии?

— Песня «Поэзия» не утратила своей актуальности, к сожалению, для меня. Мы нечасто ее играем на концертах, так как сатирические нотки в ней сменились нотками сожаления.

— Если уж мы пошли по песням, то у многих вы наверняка ассоциируетесь уже не с «Поэзией», а скорее с «На спине у кита». Но в связи с поднятой темой групп самоубийств в соцсетях (они используют как раз тот же символ кита) к вам не возникает каких-то вопросов и претензий со стороны критически настроенной общественности, которая везде видит пропаганду чего угодно?

— Пока что здравомыслие торжествует и никому не пришло в голову эти претензии высказать. И мне не кажется, что такой прекрасный романтический символ, как кит, можно вот так без боя отдать людям, решившим покончить с собой. Что же нам останется-то, если мы так легко будем символы разбазаривать? (улыбается)

— Еще одна песня, которую не могу не упомянуть, — «Откровение фей», практически свадебный гимн многих пар (наш, кстати, тоже, и за это вам отдельное спасибо). Знаю, что с этой песней связана неординарная история: как вы ее создавали?

— Во-первых, на здоровье (улыбается).

Когда-то я решился сделать такой подарок на свадьбу своему другу детства, написал куплет и припев, но постеснялся спеть, слишком уж много было гостей, я был зеленый, а песня получилась короткая. Прошло много лет, наш басит тогда Паша Вовк собрался жениться, появилась идея песню все-таки доделать и записать. Я дописал текст, и мы с Владом Жуковым записали ее у него в домашней студии, на скрипке сыграла Гуля Наумова. В таком виде она и прозвучала на Пашиной свадьбе. Через некоторое время мы ее записали уже с живыми барабанами и скрипичным квартетом в студии и она вошла в сингл «На спине у кита».

Мне кажется, получилась неплохая альтернатива маршу Мендельсона.

— Ваше скептическое отношение к кавер-версиям известно. Однако для Михея в новом альбоме вы сделали исключение: чем вам так дорога «Сука-любовь»?

— Да честно говоря, просто очень люблю эту песню, и показалось, что такое прочтение имеет право на существование, у Михея она все-таки решена в совершенно другом ключе.

— У вас, кстати, явственно ощущается некий водораздел: есть песни романтичные, есть — более жесткие, и они вполне логично уживаются в рамках каждого вашего альбома. А как они звучат на концертах — это условные блоки «для девочек»/«для мальчиков» или всякий раз это совершенно разные сет-листы в зависимости от места, где вы играете?

— Сет-листы на самом деле разные, но в целом хоть «водоразделы» и существуют, на концертах песни из разных «водоразделов» сосуществуют в одном ряду, как и на альбомах иногда.

— Кстати, а публика делится на поклонников «Откровения фей» и ценителей «Танцев войны»? Или все вместе благодарно принимают обе эти грани «Полюсов»?

— Мне кажется, что делится, конечно. На акустическую программу ходит немного другая публика, чем на электрические концерты, на которых мы «Откровение фей» не играем обычно. Это не страшно, что у людей есть предпочтения, ведь у них есть возможность выбирать, опираясь на них.

Не «Полюса»

— Вы в последнее время появляетесь в совершенно разных амплуа. Так, известно, что вы сводите «Найденный альбом» группы «Пеп-Си». Это ваша первая звукорежиссерская работа?

— Вы хорошо осведомлены (улыбается), это не первая моя работа, конечно, я на «Полюсах» сильно натренирован. Тем более за многие годы мне было у кого поучиться: я видел за работой лучших, не побоюсь этого слова, звукорежиссеров этой страны. Но целый альбом я делаю впервые, так что это для меня испытание в таком амплуа. У «Пеп-Си» отличный материал, и мне приятно с ним работать. Очень надеюсь, что эта пластинка найдет свою благодарную публику.

— Кого из коллег, кстати, вы могли бы порекомендовать послушать? В западной музыке имен предостаточно, а в нашей музыке что-то достойное приходится искать по рекомендациям…

— Я бы порекомендовал воронежскую группу «Другое дело», питерских «Нихау», «Пеп-Си». Остальные вроде бы и так на слуху.

— Работа со звуком — не единственное ваше занятие. Вы оформляли диск «Иду налегке» Optimystica. Какие-то работы в этом направлении вы еще делали?

— Да, я занимаюсь графическим дизайном и увлекаюсь кинематографом, поэтому в числе заметных проектов с моим участием — книжки, сделанные издательством «СЕАНС», такие как «Петербург как кино», «Кинематограф в Петербурге 1896-1917» и т. д.

«Полюса» и рок: будущее

— Сейчас вы играете «Невесомые»: но наверняка есть уже планы на то, что будет дальше. Готовите ли новые песни?

— Хочется в этом году сделать новую акустическую пластинку, для нее уже есть материал, который давно просится на поверхность. Так что, может быть, этой весной уже и приступим.

— Наряду с альбомами, кстати, вы охотно выпускаете синглы и EP, которые не факт что появятся на очередном номерном диске. Это особенность нынешних времен с господством iTunes, в котором музыка раздается скорее попесенно, чем поальбомно. Но ваше мышление — как музыканта и как слушателя — альбомное или сингловое?

— Синглами мыслить значительно проще, альбом — это гораздо более серьезный подход, мне он ближе. И я намерен этот подход практиковать (улыбается).

— Можно ли прогнозировать, что цифровая дистрибуция в итоге вообще убьет альбом как явление? В поп-музыке (особенно в российской попсе) это, по сути, уже происходит. Рок-альбом, на ваш взгляд, выстоит?

— Те, кому недостаточно плавать на поверхности с трубкой и маской, пробуют акваланг. Акваланг — это погружение. Альбом — это тоже погружение. Всегда найдутся люди, которым погружение ближе. Так что за судьбу альбомов я бы не волновался.

Публикация siapress.ru

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное