Прочитал. Александр Кушнир «Сергей Курёхин. Безумная механика русского рока»

«Здравствуй, мама, плохие новости: герой погибнет в начале повести», — это Земфира как будто про Сергея Курёхина в «Безумной механике русского рока» спела. Несмотря на то, что книга Александра Кушнира формирует верное впечатление о Курёхине как о вездесущем гении, сумевшем в 42 года своей жизни уместить какое-то феноменальное количество событий, предсказуемый финал ее все-таки воспринимается как совершенно неожиданный обрыв повествования едва ли не в самом начале.

В общем-то, неудивительно: если Капитан даже в условиях Железного занавеса находил способы издавать собственную музыку за пределами СССР (причем делал это так, словно вообще не знал о существовании каких-либо запретов), то очевидно, что новое время открыло для него поистине безграничные возможности, которыми он мог воспользоваться одним ему известным путем — выступая ли с «Поп-механикой» по всему миру, устраивая ли новогодние вечеринки для «нового русского» истеблишмента, записывая ли «детский» поп-альбом, снимаясь ли в кино, читая ли псевдонаучные лекции по ТВ, занимаясь ли политикой и так далее.

Все дело — именно в этом трагически нереализованном «и так далее». 42 года жизни Курёхина с их уму непостижимой интенсивностью проживания каждого момента поневоле настраивают читателя книги на то, что дальше будет несоизмеримо больше: потому «Безумная механика русского рока» и читается сегодня как часть грандиозного повествования, по какой-то причине так и не законченного.

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное