Прочитал. СМИ — о себе любимых...

В последнее время журналисты и целые СМИ полюбили издавать собственные тексты в виде книг. Мимо такого тренда я пройти не смог: вот вам три наиболее ярких его примера.

Люди под «До///дем». Избранные беседы за пять лет

Книга избранных интервью приурочена к пятилетию телеканала «Дождь» (ему тем временем уже исполняется шесть, поздравляю), которая, простите за пафос, показывает нормальную журналистику, кто бы там что про госдеповские печеньки ни говорил.

Причин для пафоса достаточно. Во-первых, у редакции «Дождя», кажется, не существует черных списков — в эфир зовут и симпатичных ей Навального и Ходорковского, и однозначно неприятных Лужкова и Михалкова. Во-вторых, и в том, и в другом случае гости совершенно не обделены ни комплиментарными (можно подивиться вежливости Анны Монгайт и Ольги Шакиной в разговоре с Никитой-бесогоном), ни острыми вопросами (тому же Навальному, несмотря на очевидные симпатии канала, пришлось держать ответ за посещенный банкет «Аэрофлота», где гуляли сплошь его оппоненты, волею случая оказавшиеся еще и «соседями» по составу акционеров авиакомпании).

Интересны и те, и другие: однако, как бы там ни было,отрицательные (по мнению канала) герои даже в приятных беседах только усиливают свой негативный ореол, а положительные остаются таковыми, даже отбиваясь от нападок. Можно, конечно, искать причины в цельности характеров гостей, но гораздо приятнее отнести это на счет журналистов: по книге есть впечатление, что маленький, но гордый «Оптимистичный канал» собрал лучших.

Опять же — вне всяких конспирологических версий про печеньки.

«Эхо Москвы». Непридуманная история

Сборник блогов и распечаток программ, посвященный 25-летию «Эха Москвы», интересен не только воспоминаниями тех, кто отметился, но и наблюдениями за теми, кто в юбилейной книге не появился. К первым отнесем более-менее молодую поросль и самых что ни на есть аксакалов (Венедиктов, Бунтман, Корзун, вот это вот все). Их тексты — это не только открытые анналы истории с легендами и апокрифами, но и некоторые зарисовки из повседневности сегодняшнего «Эха».

Насчет вторых… Можно сходу заметить отсутствие Королевой, Бычковой, Лариной, Ганапольского и многих других. Часть из них формально все-таки присутствует — в формате распечаток программы «Сотрудники». Но сделаны эти распечатки небрежно: оставлены некоторые фактические ошибки в речи и стилистические огрехи, которые свойственны устной речи, но неприменимы в письменной... За счет этого практически все их герои, увы, разочаровывают многословием, в котором разбавляется смысл того, что они пытаются сказать.

Впрочем, и неполный список эховских знаковых лиц, и небрежность, с которой даны расшифровки, при всей печальности этого факта, все-таки свидетельствуют как раз о том, что из блога в блог говорят все герои книги:«Эхо» — живой коллектив со своими праздниками и буднями, в которых есть место как дружбе, взаимовыручке, симпатии, так и раздраю, склокам и интригам.Так и живет.

Дорогая редакция. Подлинная история «Ленты.ру», рассказанная ее создателями

Крайне любопытная книжка, которую легко можно осилить за вечер. Между тем тут — все 15 лет работы одного из самых мощных информационных ресурсов России, разбитые по воспоминаниям ключевых фигур. Каждый из авторов книги пошел по своему пути: кто-то написал эссе о работе корреспондента, другой — некролог «старой Ленте» (напомню, что она прекратила свое существование пару лет назад, пережив полную смену коллектива), третий и четвертый рассказали о соцсетях и ноу-хау — текстовых онлайнах, ну и так далее.

Особо выделю, пожалуй, главу Ирины Меглинской, озаглавленную «Стихи о „Ленте“: получилось повествование, написанное чем-то напоминающим гекзаметр; также безусловно интересен текст Кирилла Головастикова о языке самого популярного интернет-СМИ, ну и, конечно, заключительный монолог великого главреда Галины Тимченко про редизайн и перезапуск „Ленты“ в январе 2013-го.

Что удивительно, на протяжении всей книги, даже читая про крах (кстати, „крахом“ в редакции заменяли простой и понятный русскому уху матерный термин — не из соображений нравственности и приличий, а прикола ради), не испытываешь какого-то ощущения потери. Собственно, да: вот и вроде новая — „вежливая“ — „Лента“ под боком, и у части старой команды теперь есть „Медуза“, но...Только на финальном выходе Тимченко со словами: „Мы проиграли. Я по-прежнему хочу изменить эту игру“, — открываются подлинные масштабы бедствия.И сборник рассказов этой фразой объединяется наконец в связную хронику, делая эту симпатичную книжицу, снова простите за пафос, вполне адекватным памятником достойному изданию.

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное