Впервые вижу. Вот оно какое, наше «Лето»

«Не похож», — так неожиданно на экране в фильме «Лето» появился не только юный Цой, но и некий скептически настроенный гражданин, сходу озвучивший одну из главных претензий к ленте; он не раз еще возникнет в самые фантастические моменты с комментарием: «Этого не было». Моменты эти, кстати, чаще всего связаны с песнями и танцами практически в духе «Ла-Ла-Лэнда»: да, и на основе событий из жизни реальных полуподпольных рокеров 80-х оказалось возможным сделать киномюзикл, причем безумно трогательный, частью даже смешной, но в итоге оставляющий после себя… комок в горле.

Да, многого из показанного «этого» не было — но было главное: была жизнь двух талантливых парней — уже признанной «звезды рок-н-ролла» Майка и новичка Вити, была бескорыстная помощь одного другому, честные отношения без хитростей и интриг, были песни и, увы, были даты начала и финала обеих жизней. Была уже западная музыка, которой увлекался эрудит Майк; пассажиры в советских троллейбусах, правда, никогда не распевали Игги Попа, а пьяные панки не громили в электричках ДНДшников под Talking Heads, — но «Лето» и не претендует на историческую достоверность, сохраняя и даже культивируя некую фантастичность (причем она ни разу не переходит грань, за которой начинается откровенная дичь, — то, кстати, с чем не справились создатели тоже ни разу не документальной «Матильды»).

Вопрос исторической достоверности, однако ж, преследует «Лето» с самого момента объявления о съемках. Сомнениям и детальному разбору подверглось, кажется, все, что можно: от сценария, который обхаял даже сам БГ (в фильме, кстати, его играет милейший Никита Ефремов) до самого уязвимого места ленты — Ромы Зверя в образе Майка Науменко. Надо сказать, что самое уязвимое место в итоге оказалось едва ли не самым сильным: Рома оказался максимально органичен в роли, причем не только на уровне «похож-не похож». Тут все не так одномерно, он похож и не похож: на экране не мумия Майка (не Безруков в маске Высоцкого), но актер в образе, и это тот самый звездный момент, когда зрителю будет непросто разобраться, в кого же он в итоге окажется влюблен — в роль или в артиста, ее воплотившего. «Потрясающий Майк или потрясающий Рома?» — вопрос, который, в принципе, вполне может потянуть аудиторию на повторный просмотр; в пользу еще одного похода на картину говорят мастерски «снятые» песни раннего Цоя, раннего «Зоопарка», атмосфера рок-Ленинграда, финал с пронзительным цоевским «Деревом», вполне предсказуемые, но все-таки неожиданные даты на портретах главных героев, оригинальное «Кончится лето» на титрах — и тот самый ком в горле.

«Лето» кончится, но надолго останется в моей памяти — фильмом, сходу занесенным в любимые. Таких в современном нашем кинематографе почти нет: оттого и встреча с ним может считаться настоящим чудом — и какая, в общем, разница, что кое-кто «не похож»?..

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное