Ctrl + ↑ Позднее

Король Оранжевое лето, голубоглазый джентльмен

…Именно так: мальчуган подрос, но по-прежнему готов петь куплеты.

В сургутском ДИ «Нефтяник» с сольным концертом побывал Валерий Сюткин, который дал мастер-класс по организации выступлений поп-звезд. Так, шоу началось практически без опоздания (несколько минут не считаем) — артист поприветствовал публику, и… Вот тут, скажу честно, мне стало немного страшно за то, что нам предстояло слушать в течение следующих двух часов: судя по голосу, героя вечера, похоже, сразила простуда. Впрочем, на первой же песне оказалось, что все в порядке: в россыпи хитов звучал все тот же Валерий Сюткин, разве что с несколько «подостывшим» голосом. Общаясь с аудиторией, музыкант обозначил свой нынешний вокал как «доверительный сип» и всей программой, представленной в этот вечер, подтвердил старое наблюдение: большому артисту совершенно необязательно быть великим вокалистом. Достаточно хитов — и умения их преподнести.

Фото: Юрий Нуреев

Манера Сюткина известна: весельчак и балагур, он прекрасно понимает, что концерт — это не только точно сыгранные ноты. В перерывах между шлягерами музыкант общался с залом, рассказывая истории из жизни. Знали ли вы, например, что блюз «Я то, что надо» был «доведен до кондиции» на даче у Макаревича, когда «машинист» посоветовал коллеге заменить пафосное «Я твой герой» на что-то более интересное? Продолжая истории о «Машине Времени», Сюткин не без гордости объявил, что в репертуаре группы имеется «Шанхай-блюз», текст которой написал именно он — это притом, что в «Машине» все тексты принадлежат перу исключительно Макаревича (естественно, уникальный номер тут же был представлен вниманию зала). Меня, правда, более всего сразило ранее не замеченное наблюдение: название песни «Любите, девушки, простых романтиков» складывается в аббревиатуру ЛДПР; если верить артисту, все 25 лет жизни песни он об этом и сам не догадывался, а просветило его молодое поколение на одном из недавних концертов. И так далее, и так далее.

Главной все же осталась именно музыкальная часть представления. С места в карьер Валерий Сюткин сыграл с десяток золотых шедевров группы «Браво», прекрасно понимая, что именно этого от него ждет зал: были и «Король Оранжевое лето» с заменой мальчугана на джентльмена, и «Вася», и «Стильный оранжевый галстук», и даже нечасто исполняемый «Заполярный твист»; были, в общем, все гимны пилотам-самолетам, с которыми ассоциируется «стиляжий» период «Браво». Что немаловажно, уважительный подход к собственному творческому наследию и публике не позволил музыканту грузить аудиторию экспериментами со звучанием: песни игрались в аранжировках, максимально приближенных к оригиналам, — с безукоризненной техникой высококлассных инструменталистов «Рок-н-ролл бэнда».

Фото: Юрий Нуреев

Дабы не превращать вечер в чествование исключительно «Браво», Валерий Сюткин сыграл и сольные вещи, которые, возможно, на контрасте показались не столь же яркими, но были совершенно точно так же узнаваемы и любимы: «42 минуты», «Радио ночных дорог», «Семь тысяч над землей», «Москва-Нева»… Данью ретро-стилистике стало исполнение «Черного кота», «Ребят семидесятой широты» и… Rock Around The Clock. От презентации неизвестных публике песен Сюткин отказался, сыграв лишь одну новую — легкомысленное посвящение советской кинозвезде Любови Орловой, и тут же самокритично заявив, что больше проходных номеров в программе не планируется.

Так оно и было: в течение почти двух часов это был шквал эмоций, хорового пения и счастья. По словам Валерия Сюткина, именно это и делает артиста артистом: не умение правильно и технично петь, но умение рассказывать истории песнями, держать внимание и, как бы это ни было банально, дарить радость. Наверное, неслучайно его концерт прошел именно 20 марта — в Международный день счастья. Его эпицентром в Сургуте оказался именно «Нефтяник».

Впервые слышу. Vulgargrad The Odessa Job (2019)

Русский шансон, он же блатняк — мягко говоря, не сфера моих интересов, однако кое-что из этого жанра доходит и до моих ушей. На сей раз дошло издалека — аж из Австралии, где новую пластинку выпустила группа с восхитительным названием Vulgargrad.

The Odessa Job — это практически Highlights классики жанра: в треклисте в обязательном порядке представлены «Гоп-стоп», «Лимончики», «Шаланды, полные кефали», «В шумном балагане», «Мурка» и прочие Greatest Hits. Последняя, к слову, и вовсе удостоилась двух разных прочтений, причем оба — инструментальные.

Именно об инструментальной части хочется сказать особо. В 2005 году наша бывшая соотечественница Зуля Камалова представила первый альбом своей новой группы «Дети подземелья» — на нем звучали аккордеон, контрабас, духовые, которые обрамляли меланхоличный вокал Зули. На Odessa Job появляется впечатление, что «Дети подземелья» вдруг выросли — и подались в криминал: состав музыкальных инструментов здесь примерно тот же (кстати, на контрабасе играет музыкант «Детей» Andrew Tanner, а в двух песнях принимает участие и сама Зуля Камалова), однако воздействие на слушателя здесь совершенно иное — разухабисто-витальное.

К этому моменту, в принципе, пора уже проводить параллели с одной питерской группировкой с хрипатым хулиганом на вокале — но вместо этого я, пожалуй, обращу внимание на несколько треков, которые стоит послушать хотя бы просто ради интереса. Во-первых, это песни «Ой мамочка» и «Шаланды, полные кефали» с участием Зули: женский вокал способен украсить самый суровый блатняк, во-вторых, «комбокавер» Вилли Токарева «В шумном балагане/Небоскребы», лишний раз наводящий на мысли об исключительной одаренности легендарного усача, а в-третьих, «Охота на волков» Высоцкого, в которую Vulgargrad умудрился включить проигрыш из кобзоновских «Мгновений»: звучит диковато, но, как ни странно, вполне уместно; впрочем, это можно сказать обо всем альбоме.

Впервые слышу. Хроноп «Отчаянье и любовь» (2019)

«Последний недобитый романтик отправляется в путь…» В десятом, юбилейном для «Хронопа» альбоме «последнего» вообще кажется слишком много: «Отчаянье и любовь» рекомендуется лидером группы Вадимом Демидовым как последний альбом русского рока; вроде бы это шутка, но кто знает. Надо сказать, что и броскому слогану, и названию альбом в точности соответствует: здесь, в отличие от предыдущих дисков «Хронопа» «Сейчастье» и «Сезон лирохвоста», снова в полную силу звучит гражданская лирика, которая временами обретает едва ли не эсхатологический смысл.

Так, например, песню «Ну и зря боялась» в интернете провозгласили едва ли не гимном протестного движения, а «Песня о любви и ненависти» перекликается с содержанием романа Демидова #яднаш, который описывал разлад в обществе, произошедший на волне событий на Украине. «Это был период сильных эмоций, много ругани, много деклараций своих взглядов со слюной на губах, — вспоминает автор. — А сегодня все принюхались к новой атмосфере, придышались. Раскол не стал более поверхностным, да и телепропаганда все так же бомбит. Но люди в соцсетях уже не тратят время на бесконечные терки с противоположным лагерем, за четыре года позиции друг друга выучены назубок, кто-то вообще отфрендил всех, кто портит атмосферу, и окружил себя соратниками. Про себя усмехаемся и все терпим».

Этим объяснением Демидов, кстати, делает переход к совершенно новой композиции «Медуза», которая была записана и попала в уже готовый к выходу альбом в самый последний момент. Как ни странно, но именно в ней первая часть названия диска раскрывается наиболее глубоко — так что «Отчаянье и любовь» без нее воспринимался бы неполным. «Кажется, это Артем Троицкий как-то заметил, что наше небо сейчас занято чёрной медузой, и никак не распогодится. Этот образ меня настолько поразил своей точностью, что я долго не мог от него отделаться, в итоге он попал в песню. Черная медуза висит и как будто гипнотизирует нас. Глядя на нее, мы застыли в какой-то пассивности, в слабости», — прокомментировал Демидов смысл этой песни.

Впрочем, не следует погружаться в пессимизм «Отчаянья», поскольку есть и вторая сторона альбома: за «любовь» здесь отвечают красивейшие баллады, в которых, однако, достаточно глубины для того, чтобы не считаться формальностью, необходимой только для противопоставления «гражданской» части новой программы. Так, в «Хочешь со мной» звучит традиционный уже для «Хронопа» мотив ухода или, как говорит автор, побега; вторая важная для Демидова тема — возвращение — достаточно нестандартно подана в «Августе», зарисовке о сексе по дружбе; даже «Докури до фильтра» — история о расставании — звучит нежно и деликатно. Таким, собственно, и стал диск «Отчаянье и любовь» — парадоксальным образом драматичный, даже нервный, но обходящийся без крикливых лозунгов и надрыва. К своему последнему альбому русский рок определенно набрался мудрости.

Впервые слышу. Eivør Pálsdóttir Live in Tórshavn (2019)

Слушать концертные пластинки Айвёр Полсдоттир — для меня максимальное удовольствие. Вероятно, дело в том, что знакомство с ее музыкой я начал сразу с посещения незабвенного концерта в Сургуте в 2013-м (тогда она представляла альбом Room, который, подозреваю, у многих сургутян, до сих пор следящих за творчеством фарерской поп-звезды номер один, остается самым любимым). Вероятно же, дело просто в том, что, находясь в студии, Айвёр почему-то не дает голосу раскрыться в полную силу — зато отводит душу на сцене, причем неважно, каков аккомпанемент: это может быть и целый Биг-бэнд Датского радио (как на альбомах At The Heart Of Selkie и Trøllabundin), и минималистичный состав из одного-двух музыкантов, включая верного соратника Микаэля Блака (собственно, именно этот вариант звучания и был представлен в Сургуте, а теперь вот и на запечатлевшем концерт в столице Фарерских островов Live in Tórshavn).

Других причин объяснить тот факт, что ее песни — в первую очередь холодноватые меланхоличные северные баллады — при всей их красоте наибольшую силу обретают именно на концертниках, у меня нет.

Впрочем, нет и особого желания их искать — могу лишь порекомендовать обязательно послушать свежевышедший Live in Tórshavn, который можно назвать сборником лучших песен из поздних альбомов (начиная как раз с Room): благо, певица, выпустившая концертник в прошлом году исключительно на виниле и на CD, все-таки решила сделать релиз доступным для всего мира. Ищите на Apple Music и на прочих стриминговых платформах!

Попали в историю

Государственный камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема дал юбилейный концерт в Сургутской филармонии

Вечер истории джаза — так можно охарактеризовать юбилейную программу, которую Государственный камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема представил в минувшие выходные в Сургутской филармонии. Историю олицетворяет сам оркестр, образованный в 1934 году в китайском Харбине — во времена, когда расцветал классический джаз и одна за другой вспыхивали звезды жанра, многие из которых станут подлинными легендами. Для нас они ассоциируются в первую очередь с Америкой — однако и Советский Союз, куда оркестр вернулся в 1947 году, прочно вписан в историю джаза, доказывает сегодняшний художественный руководитель Борис Фрумкин, в программе которого шлягеры Блантера, Богословского звучат конгениально пьесам Гарнера, Миллера и прочему безоговорочному золоту мирового джаза.

Фото: Евгений Швецов

Залог столь долгой успешной жизни коллектива, однако, не только следование славным традициям. Важен и творческий тонус, генерирование новых идей: оркестр с 85-летней историей продолжает движение вперед — представляет новую музыку, записывает пластинки. Так, на концерте прозвучали фрагменты сегодняшней программы «Времена года», которые имеют все шансы надолго остаться в актуальном сетлисте коллектива: публикой они были приняты так же тепло, как и признанные шедевры.

Еще один секрет успеха — по-настоящему звездный состав оркестра: здесь каждый участник — солист, во время почти двухчасового концерта с виртуозными соло выступили все музыканты. Для каждого из них джаз — не просто собрание нот, которые требуется воспроизвести, но сама жизнь: недаром одним из самых ярких моментов программы стал «Ночной поезд» — часть жизни артисты проводят в пути, и эту пьесу можно с полным правом считать по-настоящему выстраданной. Впрочем, своим талантом музыканты и суровую прозу жизни способны превратить в зажигательный номер с изрядной долей юмора и оптимизма. Впереди у них — новые дороги и пункты назначения, и хочется верить, что и Сургут в гастрольном списке оркестра найдет свое место еще не раз.

Впервые слышу. Zventa Sventana «Мужа дома нету» (2019)

Тринадцать лет понадобилось Zventa Sventana, чтобы выпустить второй альбом — но оно того стоило, шеститрековый диск «Мужа дома нету» не менее, а то и более впечатляющий, чем дебютник «Страдания».

Отчего-то группу сравнивают с «Иван Купала» — мол, если фолк в поп-обработке, значит, других параллелей не сыскать. На мой взгляд, у Zventa Sventana все же гораздо больше общего с украинцами — Kazka или же с Иваном Дорном. Более того: можно было бы даже представить, что именно так бы Дорн и звучал, приди ему в голову сделать программу русских народных песен. Впрочем, фантазировать на этот счет нет никакой надобности, ибо он появляется в первом же номере альбома — титульном танцевально-трансовом треке. Далее солистка и аранжировщик Zventa Sventana Тина Кузнецова и саунд-продюсер Юрий Усачев уже справляются одни — получается ничуть не хуже. К танцам и трансу добавляются элементы дабстепа, r’n’b и прочих стилей. Главное же здесь — мелодика, благодаря которой «Мужа дома нету» (как и «Страдания», кстати) имеет все шансы оставаться актуальным творением в течение долгого времени. Остается надеяться, что группа не станет проверять эти шансы долгим молчанием — и следующего альбома не придется ожидать в течение полутора десятка лет.

Впервые слышу. HI-FI «Хорошие песни. Неизданный альбом» (2018)

О том, что в HI-FI за Митю Фомина пел автор песен Павел Есенин, вроде, уже всем известно. Казалось бы, соответствующее признание композитора обесценило роль солиста в проекте, однако «Хорошие песни» доказывают обратное: в отсутствие Фомина вдохновение автора, похоже, покинуло. Так, у группы в течение нескольких лет выходили песни, которым более всего подходит эпитет «никакие». В них нет удачных мелодий, занимательных псевдофилософских текстов и заковыристых аранжировок, зато есть чехарда как бы вокалистов, многие из которых оказались способны разве что окончательно испортить даже потенциально интересные треки, включая один из самых бесспорных хитов Есенина/Чантурия «Не верь слезам».

В качестве исключения (одного на весь диск) можно назвать песню «Алла», которую Павел Есенин не отдал очередному ноунейму, а по старой памяти спел сам. Получилось симпатично — глупо, но привязчиво. Впрочем, размещенное в середине треклиста заклинание «А, чо — Алла Пугачо!» очень скоро тонет в череде образцово банальных увещеваний «Не покидай меня» и озарений о том, что «Время не властно», годящихся разве что для опровержения оптимистичного названия альбома.

Вадим Демидов: «Мы попали в ситуацию, когда любой поиск правды, любое произнесение точного слова превращается в политику, в протест»

Группа «Хроноп» в марте этого года представит новую пластинку «Отчаянье и любовь». Впрочем, для аудитории «Хронопа» альбом явно не станет новинкой: большую часть песен из него автор и вокалист коллектива Вадим Демидов в течение полутора лет публиковал в интернете — по мере записи каждой. Мы побеседовали с артистом о том, как на первый взгляд разрозненные синглы сложились в цельное повествование, каково будет продолжение истории «Хронопа», а также о литературе и реальности, из которой она растет.

Фото: facebook.com/vadim.demidov.9

— Вадим, если послушать подряд все ранее опубликованные вами песни, появится впечатление пестрой картинки: здесь нашлось место и пронзительной лирике в «Хочешь со мной?», и «социалке» в «Ну и зря боялась», и привычным для «Хронопа» философским размышлениям в «По мосту летел поезд», и прочая, и прочая. Как вы такие разные номера смогли уложить в один альбом? Что их связывает?

— Так эта пестрая картинка и есть наша жизнь, буквально в течение одной минуты мы можем размышлять о смысле жизни, о несправедливости, скажем, нового принятого закона и цвете волос собеседницы. И такая тематическая пестрота — фишка «Хронопа». Социалка и лирика у нас всегда прекрасно уживались. Даже в спокойные нефтяные годы у нас находилось место для «В плохие времена хорошие люди напиваются» или «Я пережил демократию тоже и реставрацию переживу», а сегодня тем более как не петь об ощущении несвободы и пустоты…

«Хроноп» — наверное, самая независимая группа в мире, за почти 34-летнюю историю мы никогда не были приписаны к какой-то институции, ни один лейбл не диктовал, какую музыку нам записывать. Независимость я ценю выше успешности, особенно видя, на какие жертвы и компромиссы идут успешные люди. А мы никогда не были озабочены сочинением радиохитов. Сами себе музыкальная иерархия.

— А все-таки — не было ли у вас идеи тематических пластинок: одна с лирикой, другая — с песнями гражданской направленности?

— У меня одна тема — как можно полнее самовыразиться, выбросить из себя мысль, которая преследует, как тяжелый камень.

— Организаторы концертов не запрашивают вот такие тематические программы — в первую очередь, лирику?

— Да нет, я сам выстраиваю концертные программы, и чаще всего это такой набор песен, которые мне сегодня приятно петь. Иногда поклонники заранее присылают заявки на те или иные вещи, но я далеко не всегда ведусь на это. Вы правы, 90 процентов программы — обычно чистая лирика, но она и впрямь у «Хронопа» неплоха.

— По поводу «неплоха»: вы явно скромничаете! К слову: как автор таких протестных песен, как «Ну и зря боялась», «Старая», вы ощущаете трудности с выходом к публике — с организацией выступлений?

— К счастью, нет. Думаю, то, что вы называете протестными песнями, — это все та же исповедальная лирика, но только в чуть резче очерченных декорациях сегодняшней реальности. Увы, мы ныне попали в ситуацию, когда любой поиск правды, любое произнесение точного слова превращается в политику, в протест. Это больная тупиковая ситуация, и долго она длиться не может.

— История «Хронопа» делится на несколько периодов. Вы уже назвали «Отчаянье и любовь» началом нового периода. Каким он будет?

— Уже два года «Хроноп» не репетирует и не дает концертов, но участники собираются в студии и записывают свежий материал — это и есть новый период, такого ранее не было. И меняется звучание: больше стало негромких акустических треков. Такая камерность вынуждает меня с большим тщанием сочинять текст, ведь он выходит на первый план.

— Параллельно с новыми песнями вы обновляете старые: в частности, альбом «Песни Бронзового века» перерабатываете целиком. С чем связано такое желание взглянуть по-иному именно на эти песни?

— Возможно, это мой перфекционизм. Я этого альбома немного стыжусь, поэтому решил его перепеть, кое-что переиграть, перепродюсировать. Но я заметил, что поклонники группы вполне себе слушают этот альбом и не находят там огрехов, видимо, это только я вижу его несовершенство.

— Вероятно, так оно и есть: я слушаю этот диск и не нахожу поводов для придирок. Единственная не придирка даже, а наблюдение: на мой взгляд, каждый следующий альбом у вас выходит лучше предыдущего — и по звуку, и по стихам, и по музыке. Но это скорее повод порадоваться за эволюцию, а не переделывать старые вещи. Тем не менее: планируете ли вы обновленный альбом каким-то образом представить аудитории?

— Я никак не решусь его выложить в Сеть. Возможно, я действительно сделал это для себя и останусь его единственным слушателем.

— В последнее время есть впечатление, что гораздо чаще, чем музыку, вы выпускаете в свет романы, сборники стихов. Это обусловлено тем, что литература стала более интересна, или есть другие причины?

— Нет, я как раз решил завязать с прозой, не знаю, временно или нет, и полностью переключиться на музыку, в последнее время сочинение песен приносит мне какое-то невероятное удовольствие. И верлибры продолжаю писать, потихоньку дело идет к выходу сборника «Стихи-3».

— Истории в #яднаш и в «Одиссее черной дыры», на ваш взгляд, законченные? Возможно ли продолжение? В какую сторону оно могло бы двинуться: в светлую — или в дальнейшую темень?

— Я много и часто думаю об этом. В #яднаше я описывал раскол общества, произошедший в 2014-м, это был период сильных эмоций, много ругани, много деклараций своих взглядов со слюной на губах. А сегодня все принюхались к новой атмосфере, придышались. Раскол не стал более поверхностным, да и телепропаганда все так же бомбит. Но люди в соцсетях уже не тратят время на бесконечные терки с противоположным лагерем, за четыре года позиции друг друга выучены назубок, кто-то вообще отфрендил всех, кто портит атмосферу, и окружил себя соратниками. Про себя усмехаемся и все терпим. Ясно одно: ситуация расколотого общества противостественна, страна не может в таких условиях развиваться, ведь людям нужны какие-то общие цели, стремления, ориентиры, и, разумеется, мирные, созидательные.

— Завершая тему книг: знаю, что скоро можно ждать сборника текстов «Хронопа»…

— Составление его оказалось интереснее, чем я ожидал. Постоянно ловлю себя на мысли, что мне не раз приходилось себя, как автора «Хронопа», заново переизобретать. Был период зауми, был поп-период, были периоды поиска нового языка. По текстам разных периодов можно изучать историю страны, все очень наглядно.

— Можно сказать, это некое увлечение каталогизацией собственного творчества?

— Нет, сборник песенных текстов не был в списке первоочередных задач, но поступило предложение от поклонников группы. Они хотят петь и требуют такой песенник. Я согласился, не представляя, какой это труд — отслушивать кучу альбомов и выверять тексты. Я уже два месяца этим занимаюсь, а все еще в начале…

— Говоря о сборниках: на сайте «Хронопа» опубликован плейлист из песен, отобранных Захаром Прилепиным. Меня этот факт долгое время занимал — если учесть, что сегодня вы с писателем по разные стороны «баррикад». Но, по сути, в аннотации к сборнику Прилепин прямо говорит, что в 90-е годы чувствовал себя в «том» государстве чужеродно: в последовательности ему, стало быть, не откажешь. Тем не менее: есть ли у вас сегодня какие-либо точки соприкосновения с ним?

— Какое-то время мы жили в одном городе и примерно в одном пространстве, а с 2014-го стали жить в параллельных мирах и совсем не соприкасаемся. Но не удивлюсь, если однажды вновь будем жить в одном пространстве, просто я так далеко не заглядываю. И составленный им сборник я не удаляю с сайта, пусть висит. Думаю, и он не удаляет из Сети мои рецензии на его музыкальные альбомы, мои интервью с ним.

— Возвращаясь к началу интервью: новый альбом уже близко. Каким образом он будет издан?

— Его выпускает на компакт-диске музыкальное издательство «Геометрия», наш старый партнер, это уже четвертый совместный релиз. Пожалуй, сейчас никто кроме «Геометрии» не делает диски с такой любовью.

— Есть ли понимание, в какую сторону будет двигаться «Хроноп» далее — что останется после отчаянья и любви?

— «Отчаянье и любовь» хорошо вписываются в две главные магистральные темы «Хронопа»: побег и возвращение. Собственно об этих двух вещах я и пою более тридцати лет. Возвращение — конечно, к любви, счастью и покою. А отчаянье, скорее, соответствует побегу, освобождению, выходу за флажки. И третья вещь, о которой сегодня хочется петь, — чудо. Чудо спасающее, очищающее. Надеюсь, оно не заставит себя долго ждать.

Впервые слышу. Мумий Тролль «Всыпал снег не случайно» (2018)

К новогодним праздникам время от времени Илья Лагутенко готовит милые сюрпризы: началось все с 1998 года, когда вышел макси-сингл «С Новым годом, крошка!», продолжилось уже в новом веке песнями «Пломбир» и «Грильяж». Между ними на альбомах как собственно «троллей», так и сольных и сайд-проектов Лагутенко накопилось несколько «зимних» песен, которые нынче собраны в тематический сборник.

Слушать его в высшей степени приятно: здесь есть отсылающая к «Иронии судьбы» баллада «С любимыми не расставайтесь», уже упомянутые «Пломбир» (причем в обоих вариантах — мужском и женском), «Грильяж» с неожиданно выскакивающим посреди текста президентом, а также энное количество песен, несколько подзабытых в ворохе релизов МТ: «Северный полюс» и «Моя певица» с «Точно ртуть алоэ», а также «Контрабанды» и «Метель» с «Восьмерки». Для заполнения трек-листа сгодились также иронично-усталое «Оливье» проекта «Горностай» и наивная детская «Зимняя песня Муми-троллей».

Несмотря на то, что праздничными можно считать далеко не все песни, в совокупности они отлично справляются с задачей — создают соответствующее настроение. Локомотивом тут выступила та самая поздравлялка «С Новым годом, крошка!», которая открывает диск оригинальной версией и закрывает его несколькими ремикшированными вариантами. Не сказать, что это самая великая новогодняя песня современности — но альтернатива традиционным «датским» шедеврам местной поп-сцены, по-моему, отличная.

Итоги-2018

Вместо итогов. Главное открытие года было сделано мной сегодня под утро: наконец мною разгадана необъяснимая любовь к песне «Цвет настроенья синий». Ну как — разгадана? Барабанов в телеграме написал.

В общем, и тут всё уже украдено до нас.

С наступающим!

Ctrl + ↓ Ранее