Ctrl + ↑ Позднее

Впервые слышу. Zventa Sventana «Мужа дома нету» (2019)

Тринадцать лет понадобилось Zventa Sventana, чтобы выпустить второй альбом — но оно того стоило, шеститрековый диск «Мужа дома нету» не менее, а то и более впечатляющий, чем дебютник «Страдания».

Отчего-то группу сравнивают с «Иван Купала» — мол, если фолк в поп-обработке, значит, других параллелей не сыскать. На мой взгляд, у Zventa Sventana все же гораздо больше общего с украинцами — Kazka или же с Иваном Дорном. Более того: можно было бы даже представить, что именно так бы Дорн и звучал, приди ему в голову сделать программу русских народных песен. Впрочем, фантазировать на этот счет нет никакой надобности, ибо он появляется в первом же номере альбома — титульном танцевально-трансовом треке. Далее солистка и аранжировщик Zventa Sventana Тина Кузнецова и саунд-продюсер Юрий Усачев уже справляются одни — получается ничуть не хуже. К танцам и трансу добавляются элементы дабстепа, r’n’b и прочих стилей. Главное же здесь — мелодика, благодаря которой «Мужа дома нету» (как и «Страдания», кстати) имеет все шансы оставаться актуальным творением в течение долгого времени. Остается надеяться, что группа не станет проверять эти шансы долгим молчанием — и следующего альбома не придется ожидать в течение полутора десятка лет.

Впервые слышу. HI-FI «Хорошие песни. Неизданный альбом» (2018)

О том, что в HI-FI за Митю Фомина пел автор песен Павел Есенин, вроде, уже всем известно. Казалось бы, соответствующее признание композитора обесценило роль солиста в проекте, однако «Хорошие песни» доказывают обратное: в отсутствие Фомина вдохновение автора, похоже, покинуло. Так, у группы в течение нескольких лет выходили песни, которым более всего подходит эпитет «никакие». В них нет удачных мелодий, занимательных псевдофилософских текстов и заковыристых аранжировок, зато есть чехарда как бы вокалистов, многие из которых оказались способны разве что окончательно испортить даже потенциально интересные треки, включая один из самых бесспорных хитов Есенина/Чантурия «Не верь слезам».

В качестве исключения (одного на весь диск) можно назвать песню «Алла», которую Павел Есенин не отдал очередному ноунейму, а по старой памяти спел сам. Получилось симпатично — глупо, но привязчиво. Впрочем, размещенное в середине треклиста заклинание «А, чо — Алла Пугачо!» очень скоро тонет в череде образцово банальных увещеваний «Не покидай меня» и озарений о том, что «Время не властно», годящихся разве что для опровержения оптимистичного названия альбома.

Вадим Демидов: «Мы попали в ситуацию, когда любой поиск правды, любое произнесение точного слова превращается в политику, в протест»

Группа «Хроноп» в марте этого года представит новую пластинку «Отчаянье и любовь». Впрочем, для аудитории «Хронопа» альбом явно не станет новинкой: большую часть песен из него автор и вокалист коллектива Вадим Демидов в течение полутора лет публиковал в интернете — по мере записи каждой. Мы побеседовали с артистом о том, как на первый взгляд разрозненные синглы сложились в цельное повествование, каково будет продолжение истории «Хронопа», а также о литературе и реальности, из которой она растет.

Фото: facebook.com/vadim.demidov.9

— Вадим, если послушать подряд все ранее опубликованные вами песни, появится впечатление пестрой картинки: здесь нашлось место и пронзительной лирике в «Хочешь со мной?», и «социалке» в «Ну и зря боялась», и привычным для «Хронопа» философским размышлениям в «По мосту летел поезд», и прочая, и прочая. Как вы такие разные номера смогли уложить в один альбом? Что их связывает?

— Так эта пестрая картинка и есть наша жизнь, буквально в течение одной минуты мы можем размышлять о смысле жизни, о несправедливости, скажем, нового принятого закона и цвете волос собеседницы. И такая тематическая пестрота — фишка «Хронопа». Социалка и лирика у нас всегда прекрасно уживались. Даже в спокойные нефтяные годы у нас находилось место для «В плохие времена хорошие люди напиваются» или «Я пережил демократию тоже и реставрацию переживу», а сегодня тем более как не петь об ощущении несвободы и пустоты…

«Хроноп» — наверное, самая независимая группа в мире, за почти 34-летнюю историю мы никогда не были приписаны к какой-то институции, ни один лейбл не диктовал, какую музыку нам записывать. Независимость я ценю выше успешности, особенно видя, на какие жертвы и компромиссы идут успешные люди. А мы никогда не были озабочены сочинением радиохитов. Сами себе музыкальная иерархия.

— А все-таки — не было ли у вас идеи тематических пластинок: одна с лирикой, другая — с песнями гражданской направленности?

— У меня одна тема — как можно полнее самовыразиться, выбросить из себя мысль, которая преследует, как тяжелый камень.

— Организаторы концертов не запрашивают вот такие тематические программы — в первую очередь, лирику?

— Да нет, я сам выстраиваю концертные программы, и чаще всего это такой набор песен, которые мне сегодня приятно петь. Иногда поклонники заранее присылают заявки на те или иные вещи, но я далеко не всегда ведусь на это. Вы правы, 90 процентов программы — обычно чистая лирика, но она и впрямь у «Хронопа» неплоха.

— По поводу «неплоха»: вы явно скромничаете! К слову: как автор таких протестных песен, как «Ну и зря боялась», «Старая», вы ощущаете трудности с выходом к публике — с организацией выступлений?

— К счастью, нет. Думаю, то, что вы называете протестными песнями, — это все та же исповедальная лирика, но только в чуть резче очерченных декорациях сегодняшней реальности. Увы, мы ныне попали в ситуацию, когда любой поиск правды, любое произнесение точного слова превращается в политику, в протест. Это больная тупиковая ситуация, и долго она длиться не может.

— История «Хронопа» делится на несколько периодов. Вы уже назвали «Отчаянье и любовь» началом нового периода. Каким он будет?

— Уже два года «Хроноп» не репетирует и не дает концертов, но участники собираются в студии и записывают свежий материал — это и есть новый период, такого ранее не было. И меняется звучание: больше стало негромких акустических треков. Такая камерность вынуждает меня с большим тщанием сочинять текст, ведь он выходит на первый план.

— Параллельно с новыми песнями вы обновляете старые: в частности, альбом «Песни Бронзового века» перерабатываете целиком. С чем связано такое желание взглянуть по-иному именно на эти песни?

— Возможно, это мой перфекционизм. Я этого альбома немного стыжусь, поэтому решил его перепеть, кое-что переиграть, перепродюсировать. Но я заметил, что поклонники группы вполне себе слушают этот альбом и не находят там огрехов, видимо, это только я вижу его несовершенство.

— Вероятно, так оно и есть: я слушаю этот диск и не нахожу поводов для придирок. Единственная не придирка даже, а наблюдение: на мой взгляд, каждый следующий альбом у вас выходит лучше предыдущего — и по звуку, и по стихам, и по музыке. Но это скорее повод порадоваться за эволюцию, а не переделывать старые вещи. Тем не менее: планируете ли вы обновленный альбом каким-то образом представить аудитории?

— Я никак не решусь его выложить в Сеть. Возможно, я действительно сделал это для себя и останусь его единственным слушателем.

— В последнее время есть впечатление, что гораздо чаще, чем музыку, вы выпускаете в свет романы, сборники стихов. Это обусловлено тем, что литература стала более интересна, или есть другие причины?

— Нет, я как раз решил завязать с прозой, не знаю, временно или нет, и полностью переключиться на музыку, в последнее время сочинение песен приносит мне какое-то невероятное удовольствие. И верлибры продолжаю писать, потихоньку дело идет к выходу сборника «Стихи-3».

— Истории в #яднаш и в «Одиссее черной дыры», на ваш взгляд, законченные? Возможно ли продолжение? В какую сторону оно могло бы двинуться: в светлую — или в дальнейшую темень?

— Я много и часто думаю об этом. В #яднаше я описывал раскол общества, произошедший в 2014-м, это был период сильных эмоций, много ругани, много деклараций своих взглядов со слюной на губах. А сегодня все принюхались к новой атмосфере, придышались. Раскол не стал более поверхностным, да и телепропаганда все так же бомбит. Но люди в соцсетях уже не тратят время на бесконечные терки с противоположным лагерем, за четыре года позиции друг друга выучены назубок, кто-то вообще отфрендил всех, кто портит атмосферу, и окружил себя соратниками. Про себя усмехаемся и все терпим. Ясно одно: ситуация расколотого общества противостественна, страна не может в таких условиях развиваться, ведь людям нужны какие-то общие цели, стремления, ориентиры, и, разумеется, мирные, созидательные.

— Завершая тему книг: знаю, что скоро можно ждать сборника текстов «Хронопа»…

— Составление его оказалось интереснее, чем я ожидал. Постоянно ловлю себя на мысли, что мне не раз приходилось себя, как автора «Хронопа», заново переизобретать. Был период зауми, был поп-период, были периоды поиска нового языка. По текстам разных периодов можно изучать историю страны, все очень наглядно.

— Можно сказать, это некое увлечение каталогизацией собственного творчества?

— Нет, сборник песенных текстов не был в списке первоочередных задач, но поступило предложение от поклонников группы. Они хотят петь и требуют такой песенник. Я согласился, не представляя, какой это труд — отслушивать кучу альбомов и выверять тексты. Я уже два месяца этим занимаюсь, а все еще в начале…

— Говоря о сборниках: на сайте «Хронопа» опубликован плейлист из песен, отобранных Захаром Прилепиным. Меня этот факт долгое время занимал — если учесть, что сегодня вы с писателем по разные стороны «баррикад». Но, по сути, в аннотации к сборнику Прилепин прямо говорит, что в 90-е годы чувствовал себя в «том» государстве чужеродно: в последовательности ему, стало быть, не откажешь. Тем не менее: есть ли у вас сегодня какие-либо точки соприкосновения с ним?

— Какое-то время мы жили в одном городе и примерно в одном пространстве, а с 2014-го стали жить в параллельных мирах и совсем не соприкасаемся. Но не удивлюсь, если однажды вновь будем жить в одном пространстве, просто я так далеко не заглядываю. И составленный им сборник я не удаляю с сайта, пусть висит. Думаю, и он не удаляет из Сети мои рецензии на его музыкальные альбомы, мои интервью с ним.

— Возвращаясь к началу интервью: новый альбом уже близко. Каким образом он будет издан?

— Его выпускает на компакт-диске музыкальное издательство «Геометрия», наш старый партнер, это уже четвертый совместный релиз. Пожалуй, сейчас никто кроме «Геометрии» не делает диски с такой любовью.

— Есть ли понимание, в какую сторону будет двигаться «Хроноп» далее — что останется после отчаянья и любви?

— «Отчаянье и любовь» хорошо вписываются в две главные магистральные темы «Хронопа»: побег и возвращение. Собственно об этих двух вещах я и пою более тридцати лет. Возвращение — конечно, к любви, счастью и покою. А отчаянье, скорее, соответствует побегу, освобождению, выходу за флажки. И третья вещь, о которой сегодня хочется петь, — чудо. Чудо спасающее, очищающее. Надеюсь, оно не заставит себя долго ждать.

Впервые слышу. Мумий Тролль «Всыпал снег не случайно» (2018)

К новогодним праздникам время от времени Илья Лагутенко готовит милые сюрпризы: началось все с 1998 года, когда вышел макси-сингл «С Новым годом, крошка!», продолжилось уже в новом веке песнями «Пломбир» и «Грильяж». Между ними на альбомах как собственно «троллей», так и сольных и сайд-проектов Лагутенко накопилось несколько «зимних» песен, которые нынче собраны в тематический сборник.

Слушать его в высшей степени приятно: здесь есть отсылающая к «Иронии судьбы» баллада «С любимыми не расставайтесь», уже упомянутые «Пломбир» (причем в обоих вариантах — мужском и женском), «Грильяж» с неожиданно выскакивающим посреди текста президентом, а также энное количество песен, несколько подзабытых в ворохе релизов МТ: «Северный полюс» и «Моя певица» с «Точно ртуть алоэ», а также «Контрабанды» и «Метель» с «Восьмерки». Для заполнения трек-листа сгодились также иронично-усталое «Оливье» проекта «Горностай» и наивная детская «Зимняя песня Муми-троллей».

Несмотря на то, что праздничными можно считать далеко не все песни, в совокупности они отлично справляются с задачей — создают соответствующее настроение. Локомотивом тут выступила та самая поздравлялка «С Новым годом, крошка!», которая открывает диск оригинальной версией и закрывает его несколькими ремикшированными вариантами. Не сказать, что это самая великая новогодняя песня современности — но альтернатива традиционным «датским» шедеврам местной поп-сцены, по-моему, отличная.

Итоги-2018

Вместо итогов. Главное открытие года было сделано мной сегодня под утро: наконец мною разгадана необъяснимая любовь к песне «Цвет настроенья синий». Ну как — разгадана? Барабанов в телеграме написал.

В общем, и тут всё уже украдено до нас.

С наступающим!

Новый год с Симфоническим оркестром: без «Щелкунчика», но с конькобежцами

Встречать Новый год с Симфоническим оркестром Сургутской филармонии в нашей семье стало уже доброй традицией. Для музыкантов же традиция — перед праздником представлять программу, которая не строится на повторении всем известных номеров. Здесь нет «Щелкунчика» и прочих общих мест (при всей любви к ним), зато в избытке другие «снежные» темы — такие, как, например, вальс «Конькобежцы» Вальдтейфеля или «Вальс-фантазия» Глинки.

Новогоднее настроение создают и фрагменты оперетт Имре Кальмана, «Цыганская песня» из оперы «Кармен», в которых овации сорвала солистка Светлана Люпп — не только за мастерство исполнения, но и за харизму и артистичность при перевоплощении в героев.

Фото: Юрий Нуреев

Финалом же стали увертюра к оперетте «Орфей в аду» Оффенбаха с бурными восторгами публики по поводу канкана и тема из «Иронии судьбы»: музыка Микаэла Таривердиева в исполнении симфонического оркестра воспринимается как проверенная многими десятилетиями благородная классика.

Впервые слышу. The Cardigans The Other Side Of The Moon (1997)

The Cardigans за 12 лет прошли долгий извилистый путь: начав с легкого акустического инди-попа, записанного на первых пластинках Emmerdale (1994) и Life (1995), они приостановили свою карьеру смурным-тяжелым Super Extra Gravity (2005). Гравитация оказалась действительно супер-экстра: группу придавило так, что с тех пор она не выпустила ни одного нового номерного диска.

Тем милее внезапно найденный альбом The Other Side Of The Moon, вышедший в 1997 году в Японии. По факту это сборник ауттейков инди-периода, большинство из которых, к слову, опубликованы на бонус-диске The Best Of (2008), но я намеренно называю его альбомом, ибо, в отличие от того самого бонус-диска, слушается он именно как цельное высказывание.

The Other Side Of The Moon охватывает небольшой временной отрезок (четыре года, судя по всему: 1993-1996), поэтому в нем нет широкого стилистического разброса: для несведущего слушателя он вполне может показаться продолжением Life. Здесь есть несколько песен, которые по каким-то причинам не попали в этот альбом, есть наброски к будущему блокбастеру First Band On The Moon (1996) и даже инструментал Laika, который в значительно переработанном виде станет известен позже как Junk Of The Hearts на Gran Turismo (1998). Завершает альбом инструментальное же 15-минутное попурри Coctail Party Bloody Coctail Party в стиле лаунж: здесь группа презентует все, что натворила за первые несколько лет своего существования, никоим образом не намекая на то, что последует после.

После, как мы помним, был взлет и ничем не объяснимое долгое молчание, прервать которое можно хотя бы выпуском The Other Side Of The Moon для всего мира: почитатели будут счастливы.

Другая планета рядом: Dánjal и оркестр Сургутской филармонии подтверждают

«Музыка с другой планеты» и «Скандинавия рядом» — два взаимоисключающих девиза финального концерта VI международного фестиваля искусств «60 параллель», на котором встретились скандинавы Dánjal и наш родной симфонический оркестр.

Фото: Юрий Нуреев

Встретились — и проиллюстрировали всю странную притягательность этих двух заголовков. Ибо композиции Доньяла всякий раз поражали своей «нездешностью» (все время казалось, что ритм не соответствует мелодике, но почему-то при этом все звучит именно так, как надо), а симфонический оркестр Сургутской филармонии добавлял в них — ни много ни мало — ощущение… родного дома, какое у меня обычно вызывает музыка Алексея Рыбникова, которую каждый из нас, без преувеличения, знает с самого рождения. Кто-то ее, возможно, и не слушал никогда целенаправленно, но как только она зазвучит, сразу появляется чувство чего-то родного, любимого.

Для меня такой рыбниковской темой стала Raindrops с потрясающим проигрышем струнных нашего симфонического: это был момент, когда сердце замирает и просит музыку не останавливаться и звучать-звучать-звучать.

Музыка звучала далее; на смену Рыбникову пришли балканские песни-пляски, в которых уже слышались горячие приветы Кустурице и Бреговичу с отдельными уважительными поклонами в сторону Тома Уэйтса, а завершился вечер романсом «Дорогой длинною» (подарок от гостей приветливым хозяевам) и совсем уж разнузданными танцами с отчетливыми еврейскими мотивами, все время крутившимися вокруг да около «Хавы Нагилы» и «Семи сорока». Соединение таких, казалось бы, несоединимых элементов в рамках одного выступления в итоге и дало ту самую музыку с другой планеты — но и уверило, что планета эта нам очень близка и даже дорога.

Впервые слышу. Олег Чубыкин The Best Of (2018) — с возвращением!

В топах сегодня, куда ни глянь, сплошь одни рэперы и «фрэшмены» — на их фоне возвращение на стриминговые платформы альбомов Олега Чубыкина — что бальзам на душу.

Венчает его дискографию сборник лучших вещей, который слушается на одном дыхании: в ряде песен, если бы не русский язык, можно было бы решить, что слушаешь какого-то очень задушевного британского софт-рокера 70-х. Композиции на английском тут тоже есть — и, право, Sometime, All These Moments звучат как потерянная классика Пола Маккартни и Wings, не менее. Впрочем, обе эти песни, равно как и Rain, Rain, «Не случайно», «Все между нами», — действительно в какой-то мере классика, тем более что они входили в предыдущий «бестоф» Чубыкина, изданный в 2010 году.

Кстати, некоторые треки оттуда в новый сборник уже не вошли — и это, пожалуй, наилучшая рекомендация для слушателей: за последние восемь лет, в течение которых Олег Чубыкин, прямо скажем, немного потерялся из виду, он сумел создать достаточное количество новых запоминающихся песен, достойных быть названными лучшими. Среди них — помещенные в начало альбома Words Are Silent, «Я о тебе хочу всё знать» и, главное, «Здесь и сейчас» — первая ласточка нового номерного диска «Романтика», который выйдет в 2019 году и, будем надеяться, сможет подвинуть в чартах постоянно меняющиеся новые имена очередных местных «поп-сенсаций».

Американский стандарт: Робби Пэйт и квартет Алексея Подымкина в Сургутской филармонии

Любителей классического вокального джаза в Сургуте достаточно: в очередной раз это доказала Сургутская филармония, собрав на концерт квартета Алексея Подымкина и американского вокалиста Робби Пэйта полный зал.

Фото: Юрий Нуреев

Первоначально в афише «От Гершвина до Уандера» значился другой фронтмен — Майлз Гриффит, однако он по причине проблем с американским правосудием выехать из США не смог (вот где настоящий рок’н’ролл!). Застенчивый молодой Робби Пэйт стал достойной заменой. «Застенчивый» — это не для красного словца сказано: первое отделение артист словно пробовал аудиторию, деликатно добавляя в инструменталы московского квартета черных вокальных красок — зато во второй части концерта, удостоверившись в том, что сургутяне настроены более чем доброжелательно, дал настоящего шоу, продемонстрировав богатый диапазон — от крунерского мурлыканья до едва ли не гроулинга; игры с залом «А теперь подпойте вы», естественно, наличествовали.

Концерт оставил приятные впечатления — в первую очередь, однако, не участием иностранного гостя, а игрой джазменов под управлением Алексея Подымкина. Каждый из них, демонстрируя высочайший уровень мастерства, при этом не перетягивал одеяло на себя: фортепиано, саксофон, контрабас, ударные, конечно, получали «сольные выходы» в некоторых номерах, но гармоничнее всего звучали вместе. Робби Пэйт же, подумалось мне, для Америки наверняка является стандартным вокалистом — одним из многих. Он не продемонстрировал чего-то выдающегося, но для нас, не слишком искушенных джазовыми концертами с участием звезд мировой величины, его исполнительский уровень может показаться высочайшим и стать поводом для громких восторгов.

Как бы там ни было, Сургутская филармония в очередной раз заслужила горячие благодарности за то, что дает возможность услышать таких вот «стандартных» и «не выдающихся» американцев, как тот же Робби Пэйт или приезжавшая несколько лет назад Шарон Кларк — в конце концов, это отличная возможность услышать классические композиции на чистейшем языке оригинала.

Ctrl + ↓ Ранее